Постановление ЕСПЧ от 17_09_2009. Чрезмерно длительное рассмотрение трудового спора о взыскании задолженности по заработной плате
Рейтинг пользователей: / 0ХудшийЛучший 

Постановление ЕСПЧ от 17_09_2009. Чрезмерно длительное рассмотрение трудового спора о взыскании задолженности по заработной плате

 

[неофициальный перевод] <*>

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

ДЕЛО "ЖАРКОВА (ZHARKOVA)

ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 32380/06)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

(Страсбург, 17 сентября 2009 года)

 

--------------------------------

<*> Перевод на русский язык Николаева Г.А.

 

По делу "Жаркова против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Нины Ваич,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Дина Шпильманна,

Сверре Эрика Йебенса, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 27 августа 2009 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 32380/06, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Эльзой Георгиевной Жарковой (далее - заявительница) 19 июля 2006 г.

2. Интересы заявительницы представлял Г. Лебедев, адвокат, практикующий в г. Санкт-Петербурге. Власти Российской Федерации были первоначально представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук, а впоследствии Уполномоченным Г.О. Матюшкиным.

3. 16 июня 2008 г. председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

 

Факты

 

Обстоятельства дела

 

4. Заявительница родилась в 1937 году и проживает в г. Санкт-Петербурге.

5. 1 октября 1997 г. заявительница была уволена с должности начальника отдела государственного исследовательского института. 24 февраля 1998 г. она предъявила иск к вышеупомянутому работодателю в Выборгский районный суд г. Санкт-Петербурга (далее - районный суд). Она просила суд о восстановлении на работе, взыскании и индексации невыплаченной зарплаты и компенсации материального ущерба и морального вреда. В течение разбирательства заявительница изменяла свои требования. Суды страны трижды рассматривали ее иск в двух инстанциях.

 

A. Первое рассмотрение дела

 

6. Дело первоначально было направлено судье В., который 30 ноября 1998 г. назначил слушание на 3 декабря 1998 г. В неустановленную дату 2001 года дело было передано судье Н.

7. В период с 1998 по 2002 год разбирательство откладывалось несколько раз по различным причинам.

8. В течение трех периодов (с 8 декабря 1998 г. по 1 марта 1999 г., с 21 марта по 28 апреля 2000 г. и с 15 января по 11 апреля 2001 г.) рассмотрение откладывалось по причине болезни судьи. Также рассмотрение дела было перенесено с 5 февраля на 10 апреля 2002 г. из-за болезни секретаря судебного заседания.

9. Разбирательство откладывалось с 3 на 9 июня 1999 г., с 29 ноября 1999 г. на 21 марта 2000 г., с 28 апреля на 2 июня 2000 г., с 19 июня на 25 сентября 2002 г. из-за неявки ответчика. Также оно было перенесено с 25 июля на 9 августа 2000 г. и с 10 апреля на 19 июня 2002 г. из-за того, что представитель ответчика находился в командировке.

10. Дело было отложено с 9 июня на 5 августа 1999 г. и с 17 на 25 декабря 2002 г., так как не явился адвокат заявительницы.

11. Разбирательство также откладывалось несколько раз, поскольку заявительница изменяла свои требования, а ответчику требовалось дополнительное время, чтобы представить отзыв.

12. 25 декабря 2002 г. районный суд присудил заявительнице некоторую сумму в качестве компенсации за неиспользованный отпуск и судебные издержки. Он также указал, что требование заявительницы о компенсации за задержку выплаты зарплаты являлось необоснованным, и отклонил его. Наконец, он признал остальные требования заявительницы либо необоснованными, либо предъявленными с нарушением срока.

13. 14 апреля 2003 г. заявительница представила в Санкт-Петербургский городской суд (далее - городской суд) окончательный вариант кассационной жалобы на решение от 25 декабря 2002 г. Слушание было назначено на 9 июня 2003 г. В эту дату рассмотрение жалобы было отложено на 23 июня 2003 г. по причине неявки заявительницы.

14. 23 июня 2003 г. городской суд отменил решение от 25 декабря 2002 г. в части отказа во взыскании компенсации за задержку выплаты зарплаты и возвратил дело в районный суд на новое рассмотрение. Городской суд установил, что в этой части решение является недостаточно обоснованным. В остальной части он оставил решение без изменения.

 

B. Второе рассмотрение дела

 

15. 31 июля 2003 г. дело было передано в районный суд судье T. 1 сентября 2003 г. слушание было назначено на 4 ноября 2003 г. В эту дату рассмотрение дела было отложено до 17 декабря 2003 г. по причине неявки адвоката заявительницы.

16. Впоследствии рассмотрение дела откладывалось несколько раз по различным причинам. В частности, 25 февраля и 8 июня 2004 г. дело было отложено на 2 марта и 7 сентября 2004 г., соответственно, так как представитель ответчика не имел необходимой доверенности. 2 июня 2004 г. дело было отложено на 8 июня 2004 г., так как судья была занята в других разбирательствах. 1 февраля 2005 г. дело было вновь отложено из-за болезни судьи.

17. 17 марта 2005 г., после повторного рассмотрения, районный суд отклонил иск заявительницы. Тем не менее 19 октября 2005 г. городской суд отменил это решение как незаконное и направил дело на новое рассмотрение в районный суд.

 

C. Третье рассмотрение дела

 

18. 26 октября 2005 г. дело было передано на рассмотрение в районный суд и поручено судье С.

19. 22 ноября 2005 г. районный суд присудил заявительнице компенсацию за задержку выплаты зарплаты. Он также указал, что законодательство страны не предусматривает дополнительной индексации суммы компенсации. Он отклонил оставшуюся часть требований заявительницы. 7 февраля 2006 г. городской суд оставил это решение без изменения.

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

 

20. Заявительница жаловалась на то, что длительность разбирательства была не совместима с требованием о "разумном сроке", предусмотренным пунктом 1 статьи 6 Конвенции. В соответствующей части это положение устанавливает следующее:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела... в разумный срок... судом... ".

21. Разбирательство началось 24 февраля 1998 г., когда заявительница предъявила иск в районный суд. Тем не менее к компетенции Европейского Суда ratione temporis <*> относится только период с 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении России. Однако при оценке разумности срока, истекшего после этой даты, следует учитывать состояние разбирательства в тот момент. В настоящем деле разбирательство продолжалось до 7 февраля 2006 г., когда городской суд вынес окончательное решение по делу. С учетом вышеизложенного рассматриваемый период составил примерно семь лет и девять месяцев. За этот период дело было рассмотрено три раза в двух инстанциях.

--------------------------------

<*> Ratione temporis (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с временем события". Критерий обстоятельства времени, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).

 

A. Приемлемость жалобы

 

22. Европейский Суд отмечает, что жалоба заявительницы не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

 

B. Существо жалобы

 

23. Власти Российской Федерации полагали, что суды страны рассмотрели иск заявительницы в установленные сроки. Дело было особенно сложным. Заявительница изменяла свои требования, и суду требовалось дополнительное время, чтобы изучить их и привлечь третьих лиц и свидетелей к участию в деле. Заявительница способствовала затягиванию процесса изменением исковых требований, а также представлением новых доказательств, ходатайств и жалоб. Четыре раза рассмотрение дела откладывалось из-за неявки ее адвоката, что явилось результатом четырехмесячной задержки. Суды рассматривали дело несколько раз. Они вели разбирательство безотлагательно, без каких-либо задержек. Заседания несколько раз переносились по причине болезни судьи, тогда как другие судьи были перегружены работой.

24. Заявительница полагала, что наиболее значительные задержки в разбирательстве были вызваны неоднократной передачей дела другим судьям и низким качеством решений судов первой инстанции.

25. Европейский Суд напоминает, что разумность длительности судебных разбирательств подлежит оценке с учетом обстоятельств дела и следующих критериев: сложность дела и поведение заявителя и соответствующих должностных лиц, а также значение предмета спора для заявителя (см., в частности, Постановление Большой Палаты по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, § 43, ECHR 2000-VII). Кроме того, только задержки, за которые несет ответственность государство, могут оправдать установление нарушения требования о соблюдении "разумного срока" (см. Постановление Большой Палаты по делу "Педерсен и Бодсгор против Дании" (Pedersen and Baadsgaard v. Denmark), жалоба N 49017/99, § 49, ECHR 2004-XI). Европейский Суд также напоминает, что в трудовых спорах необходима особая тщательность (Постановление Европейского Суда от 27 февраля 1992 г. по делу "Руотоло против Италии" (Ruotolo v. Italy), § 17, Series A, N 230-D).

26. Европейский Суд соглашается с тем, что обжалуемое разбирательство представляло определенную сложность, в частности, из-за того, что заявительница изменяла свои требования несколько раз. Тем не менее он не может согласиться с тем, что сложность дела сама по себе оправдывала общую длительность разбирательства.

27. Что касается поведения заявительницы, Европейский Суд не согласен с доводом властей Российской Федерации о том, что заявительница должна нести ответственность за изменение ее исковых требований, подачу ходатайств и жалоб. В соответствии с последовательным подходом Европейского Суда заявитель не может нести ответственность за использование преимуществ, которые национальное законодательство обеспечивает при защите его интересов (см., с необходимыми изменениями, Постановление Европейского Суда от 8 июня 1995 г. по делу "Яджи и Саргын против Турции" (Yagci and Sargin v. Turkey), Серия A N 319-A, § 66). Не оспаривается, что заявительница не явилась на четыре заседания. Тем не менее, последовавшая вследствие этого задержка на четыре месяца является незначительной по сравнению с общей длительностью судебного разбирательства. По этой причине заявительница не может нести ответственность за какие-либо существенные задержки в разбирательстве.

28. Что касается поведения судебных органов, Европейский Суд принимает к сведению довод властей Российской Федерации о том, что за указанный период дело рассматривалось в несколько этапов. Европейский Суд отмечает в этом отношении, что 23 июня 2003 г. суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции, поскольку оно отклоняло часть требований заявительницы без соответствующего обоснования. Тем не менее новое решение районного суда снова было отменено при рассмотрении жалобы как незаконное, что повлекло третий этап разбирательства. Европейский Суд считает, что неоднократная передача дела на различных уровнях юрисдикции была главной причиной длительности рассмотрения дела. Все эти задержки произошли по вине национальных властей и из-за их неспособности рассмотреть дело надлежащим образом. Тот факт, что суды страны рассматривали дело несколько раз, не освобождает их от соблюдения требования о разумности срока в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 5 февраля 2004 г. по делу "Литоселитис против Греции" (Litoselitis v. Greece), жалоба N 62771/00, § 32).

29. Кроме того, Европейский Суд не согласен с властями Российской Федерации в том, что национальные суды осуществляли разбирательство надлежащим образом. Европейский Суд отмечает, что заявительница предъявила иск 24 февраля 1998 г. Однако прошло девять месяцев до того, как рассмотрение дела было назначено на 3 декабря 1998 г. Из этого периода более шести месяцев подпадают под временную юрисдикцию Европейского Суда. На втором этапе разбирательства дело было передано в районный суд 31 июля 2003 г.; однако до 4 ноября 2003 г. первое слушание не было назначено. Власти Российской Федерации не дали каких-либо объяснений этой задержке. Кроме того, несколько раз (см. § 8 и 16 настоящего Постановления) разбирательство было отложено из-за того, что судья или секретарь суда отсутствовали по болезни. Общая задержка составила около 10 месяцев. В этой связи Европейский Суд напоминает, что Договаривающиеся Стороны обязаны организовать судебную систему таким образом, чтобы их суды могли рассматривать дела в течение разумного срока (см., например, Постановление Европейского Суда от 3 октября 2000 г. по делу "Лефлер против Австрии" (Loffler v. Austria), жалоба N 30546/96, § 21). Государство вправе самостоятельно определить, каким образом обеспечить механизм соблюдения этих требований - увеличением числа судей, автоматическим применением сроков и распоряжениями или какими-либо другими способами. Если же государство допускает продолжение разбирательства сверх "разумного срока", предусмотренного статьей 6 Конвенции, не предпринимая ничего для его ускорения, оно будет нести ответственность за задержки, к которым это приведет (см. Постановление Европейского Суда от 29 июля 2003 г. по делу "Прайс и Лоу против Соединенного Королевства" (Price and Lowe v. United Kingdom), жалобы N 43185/98 и 43186/98, § 23). Европейский Суд находит, что в настоящем деле власти не приняли мер для ускорения разбирательства, и поэтому задержки, вызванные отсутствием судей на заседаниях, должны быть вменены в вину государству.

30. Европейский Суд также отмечает, что в некоторых случаях рассмотрение откладывалось по причине неявки ответчика, так как его представитель был в командировке или у последнего не было доверенности, чтобы представлять интересы ответчика (см. § 9 и 16 настоящего Постановления). Общая задержка составила примерно один год. Нет каких-либо указаний на то, что районный суд предпринял какие-либо меры, чтобы дисциплинировать ответчика.

31. В целом Европейский Суд полагает, что наиболее значительные задержки рассмотрения произошли по вине национальных судов.

32. Европейский Суд, наконец, отмечает, что разбирательство в настоящем деле касалось трудового спора между заявительницей и ее бывшим работодателем и требовало особой тщательности со стороны национальных судов.

33. С учетом критериев, установленных в его прецедентной практике, и принимая во внимание все обстоятельства дела, Европейский Суд полагает, что в настоящем деле длительность разбирательства была чрезмерной и не соответствовала требованию "разумности срока". Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

34. Заявительница жаловалась в соответствии со статьей 6 Конвенции на то, что национальные суды неправильно применяли нормы материального права. Она также жаловалась в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции на то, что суды страны отказали в индексации суммы компенсации за задержку выплаты зарплаты. Рассмотрев все представленные материалы, и насколько эти жалобы относятся к компетенции Европейского Суда, он находит, что доказательства не свидетельствуют о наличии признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Отсюда следует, что эта часть жалобы является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35.

 

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

35. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

36. Заявительница полагала, что сумма компенсации, присужденной национальными судами, утратила свою ценность, так как разбирательство длилось слишком долго, а национальные суды отказались индексировать присужденную сумму. Она требовала 3 927 евро в этом отношении. Она также потребовала 4 708 евро в качестве компенсации материального ущерба, вызванного задержкой выплаты зарплаты, и 2 116 евро за потерю дохода, который она могла бы иметь, если бы получила зарплату без задержки. Наконец, заявительница требовала 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

37. Власти Российской Федерации оспаривали эти требования.

38. Европейский Суд не усматривает какой-либо причинно-следственной связи между установленным нарушением и требованием заявительницы о возмещения материального ущерба; соответственно, он отклоняет ее требования в этой части. С другой стороны, Европейский Суд полагает, что заявительница должна была претерпеть моральный вред из-за длительности рассмотрения ее дела. Оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе и учитывая природу разбирательства в данном деле, Европейский Суд присуждает заявительнице 4 800 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную выше сумму.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

39. Заявительница также требовала 31 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в судах страны и Европейском Суде.

40. Власти Российской Федерации признали требование заявительницы в этой части.

41. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле, изучив всю информацию, находящуюся в его распоряжении, а также вышеуказанные критерии, Европейский Суд полагает, что требуемая сумма должна быть выплачена полностью, а также любые налоги, начисляемые на указанную сумму.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

42. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) признал жалобу в части чрезмерной длительности разбирательства приемлемой, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в части чрезмерной длительности разбирательства;

3) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявительнице 4 800 евро (четыре тысячи восемьсот евро) в качестве компенсации морального вреда и 31 евро (тридцать один евро) в качестве компенсации судебных расходов и издержек, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанные суммы;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявительницы о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 17 сентября 2009 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Председатель Палаты Суда

Х.РОЗАКИС

 

Секретарь Секции Суда

С.НИЛЬСЕН

 

 

 

Comments:

blog comments powered by Disqus
Печать