Сто лет назад: 8 – 14 мая 1917 года | Срочно в номер!
ГлавнаяНовостиСрочно в номер! → Сто лет назад: 8 – 14 мая 1917 года
Абонентское обслуживание
Аутстаффинг персонала
Подбор персонала, кадровые услуги
Строительство
Недвижимость
Информационные услуги
Арбитражные дела
Кадровый учет
Налоговое право
Защита от потребителя
Авторское право
Трудовое право
Бухгалтерское сопровождение
Ликвидация фирм
Регистрация ООО, ЗАО
Регистрация НКО, НП, АНО
Регистрация ЗАО
Выписки ЕГРЮЛ, ЕГРИП, ЕГРП
Регистрация ИП
Рейтинг пользователей: / 0ХудшийЛучший 
09.05.2017 07:12

Революционные настроения охватывают даже погоду: на Москву обрушивается невиданный снежный циклон, парализовавший ЖД сообщение, нарушивший работу телеграфа и телефонного сообщения. Москвичи очень недовольны действиями правительства и дворников, проигнорировавших стихию и не убиравших улицы.

Ленин продолжает злить и журналистов, и своих соратников призывами "целоваться" с немцами, а Керенский делает признание, что лучше бы он погиб в первые дни революции. Пресса обеспокоена разгулом анархии, беспорядков и безобразий. Негодование, например, вызвал предшественник Pussy Riot сто лет назад выполнивший в храме "Марсельезу".

В это же время в Громадном театре обнаруживается тайное окно, через которое осведомители подслушивали тайные собрания артисток, журналисты также подозревают, что оно употреблялось для действий "пикантного характера".

РАПСИ продолжает знакомить читателей с правовыми новостями столетней давности. На дворе май 1917 года.


8 мая

Арцыбашев и Неприятный

В гениальном, ярком и сильном "открытом письме" М. Арцыбашев дает отповедь М. Неприятному, ведущему одну из новых петроградских газет в типично "запломбированном" направлении.

Арцыбашев, в первую очередь, цитирует слова самого Горького:

"Сказать правду – это искусство, тяжёлое из всех искусств, потому что в своем чистом виде, не связанная с интересами личностей, групп, классов, наций, правда практически совсем неудобна для пользования обывателя"…

- Но, - говорит Арцыбашев, - вы не обыватель, вы один из наших живописцев, литератор, один из тех, для кого обывательская метка "удобств" не существует и не должна существовать.

Говоря дальше о признании в свои юные годы за Неприятным звания "вождя" в то время, когда имя последнего "гремело в России, как первого среди писателей современной, родной литературы", Арцыбашев проводит параллель прошлого с последующим возвращением Горького с острова Капри в Россию: "Прошли года. Вы возвратились из ссылки, с чужого далекого острова, который заменил вам вероятную Сибирь. И не смотря на то, что, действительно, за время вашей невольной оторванности от отчизны, потускнело ваше слово и ослабела связь с теми, которые когда-то считали вас своим вождем, но старая любовь не ржавеет, и многие из нас праздновали ваше возвращение, как праздник родной литературы.

Те партийные шоры, которые сузили ваш вольный взор живописца и поэта, ту сухость партийного теоретика, которая отняла у ваших последних произведений прошлую свежесть и сочность живой художественной правды, мы старались растолковать поэтому вашей вынужденной оторванностью от почвы и влиянием узко партийных кругов, в которых вы, как эмигрант, принуждены были вращаться".

Но вот произошел переворот, Россия освободилась от цепей рабства.

И Арцыбашев растолковывает весёлое чувство, которое охватило его при известии, что Неприятный становится "во главе большой газеты":

"Потому что среди общей смуты, в атмосфере классовой и партийной вражды, в воздухе, пахнущем кровью, незадолго до, может-быть, кошмаров гражданской войны, так нужен, так нужен голос признанного авторитета, голос человека, в честности и смелости которого не может быть сомнений.

От вас мы ожидали поэтому той "чистой правды", которая имеется "наилучшая и самая нужная для нас правда".

И что же, по словам Арцыбашева, оказалось? Вот что:

"Озлобленный фанатизмом, подголоском победителей, неуверенностью легкомысленного юноши, партийной фальшью и непостижимой лживостью зазвучал ваш голос!...

Я не знаю, во имя каких интересов, - партийных, классовых, личных либо национальных, - бедная "чистая правда" изгнана со столбцов не только вашей газеты, но и ваших личных статей.

В погоне за недорогой популярностью, из страха ли перед партийными интересами, поддавшись дурману, отправленному из Германии в запломбированном вагоне, - не знаю, но ложью и фальшью заполняете вы столбцы своей газеты".

Дальше идет откровенное описание "политической платформы" новоявленного ленинца – Горького: "Так как еще так не так давно вы писали в буржуазном "Русском слове, а сейчас уже провозглашаете буржуазию врагом и изменником делу свободы… Так как чуть ли не день назад еще вы планировали выступать во главе газеты г. Виноградова, а сейчас присоединились к большевистской "Правде"… Так как подписались же вы под протестом против германских зверств, а сейчас высказываете сомнение в нехорошем отношении Немцев даже к нашим военнопленным… Возможно завтра же все будет напротив: статьи ваши из "Новой Жизни" перейдут в "Русское Слово", вы выступите на защиту буржуазии против крайних элементов, провозгласите войну до победного конца!.. Я не знаю, но предыдущее определяет последующее, и, в итоге, все это не нереально!..

Говоря о настоящих статьях М. Горького, Арцыбашев обращается к нему со следующей честной отповедью: "Вы, обвиняя какую-то никому неизвестную "буржуазию" в попытках вернуть войска против демократии, пишете: "Любая попытка навязать стране свою волю – волю меньшинства, приведет лишь к ненужным жертвам… Пускай поразмыслит Временное Правительство о том, какую тяжелую ответственность оно возлагает на себя, провоцируя внутреннюю войну!"… В этот самый момент же, преувеличивая численность манифестантов недоверия, закрывая глаза на то, что лозунг "долой Временное Правительство!" не был поддержан ни большинством петроградцев, ни Москвой, ни большими провинциальными центрами, ни глухой провинцией, утверждаете, что такова воля всей демократии, всего народа!.. Вы пробуете навязать волю меньшинства, и по причине того, что это меньшинство - ваши товарищи по партии. Вы уже не говорите о тяжелой ответственности, которой пугаете других!..

Вы пишите, что "любой шаг Правительства упрочает положение Вильгельма и увеличивает военную мощь Германии, с которой наше Правительство не имеет средств бороться"... Кроме того, что это непонятный вздор, ровно ни на чем не основанный, помимо жажды взять и мытьем и катаньем, эти строки кажутся написанными чернилами, привезенными в том же запломбированном вагоне, если не из Берлина, то, по крайней мере, из Циммервальда.

И, наконец, наполняя свою газету обвинениями и угрозами по адресу буржуазии и Временного Правительства, сея рознь и недоверие, вы пишете о "чистой правде", рожденной "рвением к единству и не способной помогать позорному делу разжигания неприязнь и вражды"!..

(вечерняя газета Время)

Телеграмма адмирала Колчака

Главноком черноморским флотом адмирал Колчак в ответе на приветствие гордумы отправил муниципальному голове Н. И. Астрову следующую телеграмму:

"Прошу столичную гордуму принять от черноморского флота и от меня глубокую признательность за здравствуй, идущий из сердца России и дающий нам силы и бодрость для защиты свободы и независимости отечества".

(вечерняя газета Время)


9 мая

Керенский

"Я намерен установить металлическую дисциплину в армии. Я уверен, что мне это удастся, потому что эта дисциплина будет дисциплиной долга перед отчизной, дисциплиной долга чести, и ее цель – оградить права русского народа, независимость и внутреннюю свободу".

8 – 14 мая 1917 года

Comments:

blog comments powered by Disqus
PDF Печать E-mail